Бред преследования при шизофрении

Бред преследования

Бред преследования ( мания преследования) проявляется в форме повышенного беспокойства и тревоги. Человек становится чрезмерно подозрительным и ему постоянно кажется, что за ним следят. В качестве преследователей он может представлять родственника, соседа или тайное общество. Чаще всего пациенты с манией преследования становятся замкнутыми и крайне подозрительными. Они не понимают своего болезненного состояния и не признают себя больными.

Бред преследования является одним из самых распространенных типов бреда. Чаще всего он проявляется у пациентов с шизофренией, алкоголизмом или деменцией.
Причины возникновения бреда преследования могут быть разнообразны. Специалисты относят к возможным причинам болезни: черепно-мозговые и психологические травмы, злоупотребление алкоголем и токсичными веществами, поражения головного мозга. Также определённую роль может сыграть неблагоприятная обстановка в семье.
Мания преследования проявляется в бессоннице, ощущении угрозы, замкнутости, чрезмерной подозрительности и страхе. Чаще всего бред преследования возникает у изначально недоверчивых или подозрительных людей. У пациентов с шизофренией мания преследования часто связана с различными таинственными организациями и носит фантастический характер.

Симптомы бреда преследования

Симптоматика при бреде преследования различна. Пациенту кажется, что окружающие хотят причинить ему вред. Это могут быть не только реальные люди, но и вымышленные существа ( бесы, оборотни и т. п.). Пациент даже способен назвать причину, по которой за ним следят. Если в жизни пациента происходят неприятные ситуации, он считает их результатом действий преследователей.
Мания преследования кроме указанной выше симптоматики может проявляться следующим образом:

  • социальная дезадаптация ( пациент не может нормально функционировать в обществе, т.к. везде ощущает угрозу);
  • панические атаки или повышенная тревожность;
  • восприятие отношения окружающих как агрессивного;
  • изменения в характере, повышенная замкнутость и отсутствие доверия к окружающим людям.

Диагностика мании преследования

Диагностику проводит врач-психиатр. Она включает в себя лабораторные, инструментальные и психологические процедуры, а также в неё входит:

  1. изучение симптоматики заболевания;
  2. общение с родственниками пациента для получения большей информации о состоянии пациента;
  3. анализ анамнеза пациента ( повышенное внимание необходимо уделить вредным привычкам, генетической предрасположенности и заболеваниям головного мозга).

Лечение бреда преследования

При терапии мании преследования основной задачей является выявление основного заболевания, на фоне которого развился бред. Причинами, послужившими к развитию бреда преследования, могут быть как различные психические расстройства, например шизофрения, так и последствия злоупотребления наркотиками или алкоголем. Таким образом, лечение будет направлено на работу с основным заболеванием, что обычно включает в себя медикаментозную терапию и психотерапию. Психотерапия является важнейшей составляющей при работе с психическими расстройствами. При мании преследования чаще всего применяют так называемый метакогнитивный тренинг. Данный метод позволяет пациенту исследовать закономерности собственного мышления и обучится способности им управлять. Это позволяет человеку находить ошибки в своём мышлении, исправлять их и, впоследствии, лучше адаптироваться в окружающем мире.

При возникновении бреда преследования у человека, не пытайтесь его переубедить. Ни родственникам, ни близким обычно не удаётся доказать больному ошибочность его убеждений. При этом длительное присутствие у больного бредовых идей способствует их укреплению в сознании, что значительно усложняет излечение. Поэтому очень важно не тратить время на самостоятельные попытки убедить человека в том, что его представления неверны, а своевременно обратиться за квалифицированной психиатрической помощью. Психиатр на основании диагностических исследований может установить наличие бреда преследования и подобрать эффективное лечение. Для профилактики, как мании преследования, так и других психических болезней, специалисты рекомендуют следить за своим здоровьем, отказаться от приема наркотических средств и избегать стрессовых ситуаций.

Звоните нам мы готовы помочь! Наш телефон

Название книги

Шизофрения: клиника и механизмы шизофренического бреда

Каменева Елена Николаевна

Глава третья

Бред преследования

Изложение мы начнем с бреда преследования, так как он представляет собой оформленный самостоятельный синдром и вместе с тем выражает универсальную тенденцию почти всех видов бреда при шизофрении (кроме ипохондрического), т. е. тенденцию больного усматривать вредное, отрицательное отношение людей к нему.

Имеются две разновидности бреда преследования. При первой разновидности речь идет о бреде преследования в собственном смысле слова. Больным кажется, что за ними следят другие люди, которых они обычно называют агентами, шпионами, сыщиками и пр. Больной может замечать преследование везде, но чаше всего это бывает в общественных местах, где много незнакомых людей: на улице, в трамваях, в кино и в других общественных местах. Возникающий у больного страх заставляет его сходить с трамвая иногда на ходу, уходить из кино, сворачивать на другие улицы и вообще скрываться от мнимых преследователей. При этом больному кажется, что следящий за ним человек выходит и следует вслед за ним. На ранних стадиях заболевания симптом этот выражается в неопределенных ощущениях: больному может казаться, что кто-то стоит или идет сзади него; возникает страх. Если кто-нибудь входит, открывает дверь, если машина останавливается у подъезда дома и т. п., у больного мгновенно появляется не всегда ясно оформленная мысль: «вероятно за мной», или все ограничивается только переживанием страха.

Вслед за переживанием «слежки» за собой обычно быстро возникает и представление о цели этого выслеживания: «чтобы убить», «схватить» и т. п. Больные при этом говорят о преследовании их бандитами, убийцами, всевозможными агентами и др., но иногда переживание преследования не имеет конкретного объяснения в сознании больного.

По сравнению с другими видами бреда бред преследования у больных шизофренией наиболее прост по своей структуре и основной идее; он является наиболее элементарным выражением переживания опасности, преследования, угрозы жизни и благополучию больного в условиях его повседневного существования.

Больной В., 37 лет, протезист. Находился в 3-й Московской психоневрологической больнице в 1951 году.

Анамнез со слов больного: В детстве был здоровым, учился отлично. Из инфекций перенес корь, скарлатину, возвратный тиф. Алкоголем не злоупотреблял. По характеру был замкнут, недоверчив. Женат, имеет двух детей. Заболел в 1936 г. в двадцатидвухлетнем возрасте во время прохождения службы в армии: больной стал замечать, что за ним следят какие-то люди. В 1941 г. лечился в психиатрической клинике. Отмечались слуховые галлюцинации: казалось, что о нем говорят, его называют «порочным», «гомосексуалом». После демобилизации из армии «слежка» продолжалась, незадолго до настоящего поступления переживание преследования усилилось. Везде он видел людей, которые за ним следили; замечал особые сигналы: мужчины поднимали руку, женщины поправляли прическу. При этом у больного сжималось сердце, в руке возникало ощущение электрического тока. На работе он тоже замечал какую-то «провокацию»; кто-нибудь из сотрудников или посторонних лиц поворачивался к нему спиной, а все остальные в это время смотрели на него. Иногда, уже выходя на улицу, он становился тревожным, испытывал страх, искал подозрительных людей, и когда «находил», становился как будто бы спокойнее.

Соматически и неврологически без особых уклонений от нормы.

Психический статус: больной доступен, ведет себя правильно, умеренно общителен с другими больными. Внешне несколько вял, но по временам, при обострении бредовых переживаний, у него нарастает аффективная напряженность. Сообщает, что за ним постоянно следят одни и те же лица, являющиеся, видимо, членами какой-то шайки. «Везде встречаю их».. Когда эти люди подходят к больному, то поднимают руку, сразу же их лица бросаются в глаза. Если эти люди заглядывают ему в глаза, то вызывают, по словам больного, ненависть, злобу. Об этом больной писал жалобу. Больной уверен, что существует связь между этой организацией преследователей и сотрудниками по работе. Он видел их в вестибюле учреждения в котором работал. Спрашивал о них у своего начальника, но тот отрицал. Иногда на улице они пытались заговорить, задавая ему какие-нибудь вопросы. В больнице, по его словам, этих преследователей не замечает. Отмечает «наплыв мыслей» о преследовании, шпионах и т. п. Интеллект расстройств не представляет. Речь связная, достаточно последовательна.

Лечение проводилось инсулином. Через две недели после начала лечения состояние больного ухудшилось, появилась аффективная напряженность, подозрительность. Больной стал говорить о желании убить людей, которые его преследуют, стал обвинять окружающих в том, что они бросают на него «особые взгляды». В дальнейшем состояние улучшилось, при выписке больной уже обнаруживал некоторую критику, допускал, что обвинял людей напрасно.

При проведении словесного эксперимента обнаружены однообразие и бедность словесных реакций. Преобладали, по классификации А. Г. Иванова-Смоленского, индивидуально-конкретные ответы. Отмечена тенденция к стереотипии. Так слово «человек» повторилось в эксперименте четыре раза, слова «хорошо», «нехорошо» — четыре раза.

Среднее время реакций было замедлено — три секунды. После проведенного лечения несколько увеличилось количество репродукций — с 44 до 49 из 50. Слово «человек» повторилось три раза. Словесные реакции сохранили свой бесцветный, однообразный характер.

Основным симптомом у больного является типичный бред преследования, сочетающийся на высоте своего проявления с аффектами злобы и страха. Галлюцинаций не отмечено. В формировании бреда сыграло роль иллюзорное восприятие каких-то особых жестов и движений, совершаемых окружающими людьми, которые больной относил к себе, т. е. нарушения в первой сигнальной системе. Однако восприятие это оказалось тесно связанным с мыслями больного, явилось основой его бредовых идей, сложившихся в определенную систему. В этом проявилась неразрывная связь первой сигнальной системы со второй.

Переживание преследования, опасности, грозящей больному, со стороны людей, часто проходит через все стадии развития шизофренического бреда и является его основным стержнем. По сравнению с относительно элементарно построенным бредом «слежки», встречающимся и при интоксикационных психозах, например алкогольных, более патогномоничным для шизофрении является бред преследования в широком смысле слова, оформляющийся в развернутом виде при наличии хронически и неблагоприятно текущего процесса. В данном случае дело не ограничивается только переживанием «слежки», здесь речь идет о более сложном и многообразно проявляющемся преследовании, выражающемся в нанесении обид, «насмешках», «подвохах», «намеках», имеющих конечной целью как-то «погубить» больного, уничтожить его физически и морально, повторяющихся на каждом шагу его жизни. При этом конечная цель не всегда достаточно ясно представляется больному.

При систематизированном бреде преследования больной бывает уверен, что против него систематически действует целая организация. Еще неоформленным проявлением бреда является так называемая «параноидная настроенность», выражающаяся в общей установке недоверия к людям и подозрениях в том, что к больному «плохо относятся», «делают нарочно», «выживают» и т. п.

Обе указанные выше разновидности бреда преследования клинически резко не разграничиваются и часто могут иметь место одновременно у одного и того же больного. В основе их лежит одна и та же тенденция больного видеть преследование, враждебную деятельность, направленную со стороны людей против него. Аффект тревоги, страха следует особенно подчеркнуть, как частое явление, сопутствующее бредообразованию на ранних стадиях его развития, и особенно в остром периоде его ясного оформления, как в приведенном выше наблюдении). У больных с еще неразвернутым бредом преследования нередко отмечается появление непонятного для них страха перед людьми, заставляющего избегать их. Иногда этот страх носит неопределенный характер, иногда формируются определенные опасения. Так, больному Л. казалось, что на работе товарищи ударят его тяжелыми предметами. Больной В. казалось, что на улице ее вот-вот кто-то ударит сзади, «пригнет». Больной П. в период, предшествующий оформлению бреда, «стал всех бояться», стало казаться, что против него собираются какие-то материалы, мучило тревожное ожидание неприятностей в результате взаимоотношений с людьми. Обычны жалобы больных на страх, испытываемый ими, если кто-нибудь идет сзади, если кто-нибудь неожиданно входит, на страх, возникающих на улице, в темноте и т. д.

Другие публикации:  Семейная психотерапия при шизофрении

Эти аффективные переживания качественно своеобразны, иногда они носят особо интенсивный, «витальный» характер. Можно думать, что в основе их лежат мощные импульсы, исходящие из подкорки. Как было указано выше, многие авторы еще в XIX столетии пытались выводить бред преследования в целом из аффектов. Однако эта теория не объясняет того факта, что бред всегда связан с людьми, а также не объясняет возникновения основного стержня бреда — бредовой некритичности, сохраняющейся у больных шизофренией по миновании аффективного состояния.

При благоприятно и медленно развивающихся шизофрениях или в ранних стадиях параноидной шизофрении в клинической картине преобладают аффективные компоненты тревоги, страха, однако они содержат в себе в рудиментарной форме переживания особого отношения к окружающим людям, какой-то связи с ними, ожидания опасности с их стороны.

Приведем наблюдение такого неразвернутого бреда преследования при шизофрении.

Больной Г., 38 лет, инженер. Болен со студенческих лет; заболевание проявилось с явлений навязчивости. В возрасте 24 лет после психотравмы были нестойкие идеи преследования, состояния раздвоения. В дальнейшем с годами, периодически обостряясь, стали нарастать головные боли, идеи отношения, стал злым, апатичным. В больнице все время испытывает какой-то страх, тревогу; появилась подозрительность. Мучают мысли о том, что «не то сказал», «не то сделал», все время кажется, что в чем-то виноват: «боюсь как преступник, а в чем дело сказать не могу». После беседы с врачом беспокоится, что дал такие подробные сведения о себе, боится, что это может быть как-то использовано против него; особенно беспокоит больного, что он рассказал о своих страхах, из чего могут сделать вывод, что он на самом деле в чем-то виноват. Отдельные замечания, высказанные больным, оставляют в нем смутное неприятное чувство, кажется, что они могут стать причиной неблагоприятных последствий. После этого долго не может ничем заниматься. Кажется, что сделал что-то скверное. После того, как сообщил как-то врачу, что у него есть ружье, долго волновался, казалось, что ружье собираются у него отнять Часто думает о том, что его считают симулянтом, случайно повторяющиеся вопросы кажутся проверкой. После беседы с врачом появляется тревога, переживание какой-то зависимости: «точно стал зависеть от человека, с которым разговаривал, кажется, что он может со мной что-то сделать, появляется страх перед ним». Если лицо, с которым больной только что разговаривал, посмотрит на него, это еще больше подкрепляет подозрения Иногда в разговоре окружающих больной усматривает намеки, направленные в его адрес. Взгляды окружающих часто становятся неприятными, вызывают тревогу. Часто кажется, что про него говорят окружающие, что подошел не вовремя к людям, с ним не хотят разговаривать. Иногда накапливаются отдельные факты, которые поддерживают мысль в направлении его подозрений, но последние не систематизируются.

В данном случае у больного, страдающего в течение ряда лет периодически обостряющейся шизофренией, имеют место непонятные для него, ничем немотивированные состояния страха и тревоги, возникающие всегда при соприкосновении с окружающими людьми и сопровождающиеся неясными опасениями какой-то опасности со стороны этих людей. Подобного рода аффективные состояния больных не могут рассматриваться как какие-то первичные явления, из которых может быть выведен бред.

Возникновение в бредовых состояниях при шизофрении как бы нового качества психического функционирования, отличного от обычного и необъяснимого психологически, становится понятным с точки зрения учения И. П. Павлова о том, что в основе бреда лежат фазовые явления в коре головного мозга, т. е. гипнотическое состояние.

Необходимо обратить внимание еще на один клинический факт, имеющий место иногда у больных шизофренией вообще и при наличии бреда преследования в особенности. У многих из этих больных уже в ранних стадиях заболевания можно констатировать какое-то глубокое изменение их отношения к другим людям. Больные с относительно благоприятным течением шизофрении, доступные и способные отнестись критически к своим переживаниям, отмечают, что с начала заболевания они стали по-другому относиться к людям, чем раньше. Уменьшается потребность в общении с людьми и непосредственность при этом общении, любовь к людям, сочувствие к ним и желание помочь, исчезает чувство симпатии. Все это заменяется каким-то недружелюбным или холодным отношением к людям, больные в каждом человеке подмечают неприятные, отрицательные черты. Наряду с этим, а иногда и одновременно, появляется недоверие к людям, предположение об отрицательном отношении с их стороны: больным кажется, что их обманывают, хитрят с ними и т. д. В дальнейшем может возникнуть абортивно-параноидный синдром в виде общей параноидной настроенности, постоянной подозрительности и настороженности, склонности к идеям отношения и преследования в широком смысле этого слова: больному кажется, что ему делают на зло, подводят, выживают, избегают, говорят плохое и т. п. При этом аффекта страха может еще не быть. Эти картины могут нерезко переходить друг в друга.

Б-ная В., в возрасте 32 лет, перенесла острый приступ шизофрении с выраженным параноидным синдромом (бред преследования и отношения). За 8–10 лет до явного начала заболевания изменилось ее отношение к людям: стала «разборчиво» относиться к ним, чаще люди вызывали в ней чувство антипатии, общение с ними стало неприятным. Одновременно с этим больная стала недоверчивой, перестала делиться своими переживаниями с подругами; стало казаться, что они все расскажут, что говорят с нею неискренно. На работе казалось, что на занимаемую ею должность хотят поставить другое лицо. Иногда казалось, что в общественных местах все на нее обращают внимание, говорят о ней, смотрят на нее. Эти явления с годами усиливались.

Б-ной Л., 37 лет, врач по профессии. Отмечает у себя появление с юности подозрительности к людям и отчуждения от них; «хотелось жить одному где-нибудь среди природы». Люди стали противны или безразличны, друзей не имел. Среди людей был всегда как-то скован, обособлен. Было постоянное чувство настороженности «готовности к подозрениям». С годами подозрительность нарастала; малейший повод ее усиливал. В дальнейшем развернулись выраженные идеи преследования и отношения, которые заставляли больного постоянно менять места работы; появились также расстройства мышления и другие симптомы шизофрении.

Б-ная С. следующим образом описывает изменение своего отношения к людям, появившееся за несколько лет до явного начала шизофрении, протекавшей с параноидным синдромом: «Раньше была общительная, доверчивая, но уже давно стало казаться, что всем только мешаю, не подхожу к компании, что люди недовольны мной, не хотят разговаривать, говорят обо мне плохое». Люди стали ей вообще неприятны, стала замечать все их отрицательные стороны.

Те же черты враждебности и недоверия, но с более выраженной аффективной насыщенностью мы наблюдаем у бредовых больных в острой стадии шизофренического процесса. Это глубокое и стойкое изменение эмоционального отношения к людям вначале может носить избирательный характер и других выраженных эмоциональных расстройств может еще не обнаруживаться. Как раз параноидные больные длительное время сохраняют профессиональные и интеллектуальные интересы и не обнаруживают столь выраженного безразличия к окружающему, как многие другие больные шизофренией без выраженного параноидного синдрома.

Таким образом, можно говорить о нарушении нормальных взаимосвязей между личностью больного и человеческим коллективом, причем имеются все данные за то, что шизофреническому процессу присуще вызывать это нарушение, которое является одним из основных проявлений клиники шизофрении.

Можно думать, что эти клинические факты обусловлены определенными патофизиологическими сдвигами в высшей нервной деятельности, что у больных в связи с заболеванием шизофренией нарушаются те прочные условные и даже безусловные связи с внешней средой, с коллективом, которые входят в структуру человеческой личности при ее формировании. При этих условиях возникают новые патологические связи, лежащие в основе бредовых идей. Это может привести к указанным выше изменениям отношения больного к другим людям и переживанию иного отношения к ним — отсутствие влечения к обществу людей, чувства симпатии, параноидная настроенность. При кататоническом ступоре, в основе которого лежит диффузное торможение коры головного мозга, у больных полностью отсутствует связь с коллективом — ступорозные больные ничем не реагируют на поведение окружающих людей и не включаются в жизнь коллектива. У них не только наступает нередко полное торможение функции речи, но и отсутствует и элементарная ориентировочная реакция — поворот головы к собеседнику. Мы этого не видим обычно при параноидной форме шизофрении, при которой торможение менее диффузно и менее глубоко.

Основной специфически человеческой формой общения является речь — вторая сигнальная система по И. П. Павлову, которая неразрывно связана с первой сигнальной системой. Следовательно, указанным нарушениям взаимоотношений больного с людьми должны в какой-то степени соответствовать и нарушения речи.

В синдроме бреда преследования в развернутых его стадиях мы находим различные нарушения речи и мышления. Они могут быть обнаружены так называемым ассоциативным (словесным) экспериментом, даже в тех стадиях его развития, когда клинически при обычной беседе с больным они еще не обнаруживаются. В острых бредовых синдромах преобладают обычно «низшие» словесные реакции, по классификации А. Г. Иванова-Смоленского, указывающие, по его мнению, на торможение высших форм речевой деятельности.

Больной Д., 36 лет. Милиционер. В 1951 году находился в 3-й Московской психоневрологической больнице. Со слов больного и его жены известно, что он развивался нормально. Окончил шесть классов средней школы, учился средне. В детстве перенес скарлатину, в 1944 году — малярию. По характеру был робким, боязливым, стеснительным. Пил умеренно. Заболел недавно остро, после того как был вызван в качестве свидетеля (задержал преступника). Перед этим болел гриппом. Появился страх, стало казаться, что за ним следят, что его «схватят», «убьют». Люди казались подозрительными, на улице казалось, что встречал одних и тех же людей, запирал двери, плохо спал, сам с собой разговаривал.

Соматически: недостаточность митрального клапана. Со стороны нервной системы отклонений нет.

Психический статус: больной ориентирован в месте и времени, подавлен, тревожен, несколько заторможен, речь замедлена, с задержками. Жалуется на то, что в голове много разных мыслей, трудно думать, кажется, что за ним следят. Опасается мести со стороны задержанного преступника. Испытывает страх, хочется спрятаться от людей; все кажется, что его убьют. Люди кажутся подозрительными.

Данные словесного эксперимента: больному предложено 50 слов. Среднее время реакции — 3 секунды. Репродукций — 34. Отмечается, выраженная стереотипия. Девять раз реагирует на слово-раздражитель словом «хочется», восемь раз — словом «нет», два раза — словами «не хочется», три раза — словом «да». Слово-раздражитель «следить» вызывает торможение аффективного характера с задержкой в течение 11 секунд: отвечает «не за кем». Последующее торможение длится 5 секунд. Из остальных реакций три носят эгоцентрический характер: конец — «думаю», «привычка» — «не могу» и т. п.: две — носят рече-двигательный характер; девять раз повторил слово-раздражитель. В 58 % имеют место вообще неполноценные реакции, из которых большинство, по классификации А. Г. Иванова-Смоленского, относится к категории низших. После проведенной инсулинотерапии психическое состояние больного изменилось к лучшему. Страх прошел, ведет себя правильно, относится с известной критикой к прошлым бредовым идеям: «Зачем меня убивать? Кому это нужно?». Перед выпиской (спустя пять недель) снова проведен словесный эксперимент, результаты значительно выше: неполноценных реакций — всего 20 %. Среднее время реакции — 2 секунды Слово-раздражитель повторяется всего два раза. В словесных реакциях больного лишь одно слово повторяется два раза.

У данного больного отмечался острый бредовый синдром с выраженным аффектом страха. Данные словесного эксперимента указывают на расстройства мышления и речи, именно выявляются низшие формы речевой деятельности, свидетельствующие о торможении высших речевых форм.

Другие публикации:  Невроз москва лечение

Торможение коры в некоторых случаях приводит к положительной индукции подкорки, что обусловливает растормаживание и различного рода диссоциации ее функций). Этим объясняется мощный, массивный характер аффектов страха или гнева, которые имеют место в острых бредовых состояниях. Фазовые явления в коре больших полушарий приводят к нарушениям психического функционирования; возникающие промежуточные состояния между сном и бодрствованием сопровождаются своеобразным избирательным изменением восприятия. Вследствие этого у больного возникает бредовая убежденность, которая сохраняется и после минования болезненного состояния. В этих случаях в ответ на все убеждения врача больные утверждают, что они ясно видели людей, следующих за ними и делающих те или другие жесты или движения, которые относились к ним, видели «угрожающие лица», слышали «как они сговаривались между собой» и т. д. Все эти переживания носят характер непосредственности, конкретности, убедительности для больного, соответствуя, по этой убедительности и непосредственности, восприятию. Следует подчеркнуть, что именно тонкое изменение восприятия играет существенную роль в бреде преследования, так же, как в некоторых других бредовых синдромах.

Это изменение восприятия в определенном направлении, соответствующее аффекту страха, являющееся как бы его иллюстрацией, устанавливает известную общность всего этого состояния со сновидением. Близкие к этому картины наблюдаются иногда при состояниях расстройства сознания, например, при начинающемся алкогольном делирии, когда больные, испытывая сильный, токсически обусловленный аффект страха, видят у окна бандитов, собирающихся их убить, и т. п. Необходимо отметить, что в основе острого бредового состояния также лежит общее нарушение психического функционирования при наличии состояния торможения, менее глубокого и диффузного, чем это бывает при делирии. И. П. Павлов при этом говорит о «слабом сонном состоянии», «первой степени гипнотического состояния», «дымке торможения»). Больные при этом воспринимают окружающее ошибочно, искаженно, то-есть иллюзорно, но у них нет зрительно-галлюцинаторных явлений, как у делирантов.

Таким образом, бред преследования с самого начала своего возникновения не является следствием только расстройства мышления, интерпретацией «первично» неизвестно откуда возникающей. Бред преследования развивается на основе нарушения корковой динамики и требует для своего появления определенной степени торможения коры больших полушарий, обусловливающего общее нарушение психического функционирования, а именно, состояние промежуточное между сном и бодрствованием с измененным сновидно-иллюзорным восприятием окружающего. Больше всего нарушения касаются второй сигнальной системы, но в силу ее неразрывной связи с первой находят в ней свое отображение. Возникновение в клинике бредового синдрома, особенно бреда преследования, слуховых галлюцинаций, в которых больной переживает отрицательное отношение к себе людей, становится понятно из того, что речь (язык слов) является специфически человеческой сигнализацией, основным средством общения людей.

Бред преследования при шизофрении

Мания преследования – это психическая дисфункция, которая также может именоваться бредом преследования. Это расстройство психиатры относят к основополагающим признакам психического безумия. Под манией психиатрия понимает нарушение деятельности психики, вызываемое психомоторным возбуждением. Нередко ей может сопутствовать паранойя или бредовые состояния. Психология рассматривает любую манию как патологическое помешательство на отдельном явлении или определенном предмете.

Мания преследования, что это такое? В этом состоянии индивида постоянно преследуют мысли навязчивого характера об объекте влечения. Индивид, страдающий манией преследования, убежден в наличии угрозы, он уверен, что его преследует кто-то или следит за ним. Опасность описываемого состояния заключается в быстром изнашивании организма вследствие отсутствия отдыха и покоя из-за неотвязчивых мыслей. Кроме того, в особо тяжелом течении описываемого расстройства люди могут представлять опасность для окружения и для себя самих. Поэтому вопрос: «как избавиться от мании преследования» довольно актуален и по сей день.

Причины мании преследования

Рассматриваемый недуг представляет собой довольно сложное психологическое состояние, по сей день до конца не изученное. Однако современные научные деятели все же смогли выделить ряд факторов, провоцирующих зарождение данного расстройства психики. К ним относятся: чрезмерный внешний локус контроля, позиция (комплекс) жертвы, выученная беспомощность, оборонительная позиция личности.

Люди, имеющие чрезмерно высокий внешний локус контроля, характеризуются большей восприимчивостью к формированию описываемой патологии, нежели люди с преобладающим внутренним локусом контроля. У индивидов, полагающих, что в их жизни все управляется силами извне (например, судьбой, обстоятельствами, другими людьми) преобладает внешний локус контроля, соответственно, у субъектов, считающих себя ответственными за жизненную успешность и неудачи – внутренний локус контроля.

Причины мании преследования. Комплекс жертвы развивается у людей, когда их постоянно обижали и уничтожали на протяжении длительного времени. Такой комплекс постепенно перерастает в устойчивое поведение и становится средством избегания самостоятельных решений. Наибольшим страхом таких людей является опасение поступить неправильно, принять неверное решение. Люди с этим комплексом склонны обвинять других субъектов в собственных несчастьях, тем самым снимая вину с себя.

Выученная беспомощность обычно сопровождает комплекс жертвы, хотя выражается несколько иначе. Люди с таким типом поведения всегда ощущают собственную беспомощность, бессилие. Они обладают мировоззрением жертвы, поэтому в качестве источника личных проблем рассматривают исключительно внешние факторы. Кроме того, такие индивиды чувствуют, что не в состоянии изменить что-либо или прекратить происходящее.

Личность, занимающая оборонительную позицию, всегда готова к самообороне при малейшей угрозе собственной персоны. Такие индивиды могут воспринимать как личную обиду даже самую безобидную реплику в свою сторону. Им постоянно кажется, что их несправедливо подвергают гонениям. Это вынуждает людей с подобным поведением занимать устойчивую оборонительную позицию.

Многие изыскатели предполагают, что зарождение мании преследования обусловлено определенной конституцией центральной нервной системы. Также немаловажным значением обладает родительское воспитание малыша, перенесенные ребенком на раннем возрастном этапе психологические травмы. Перечисленные факторы в определенный период вкупе со стрессовым состоянием создают благодатную почву для возникновения рассматриваемого нарушения. Однако это предположения ученых до настоящего времени полного подтверждения не нашло.

В психиатрии широкое распространение получила гипотеза, заключающаяся в предположении, что мания являет собой один из признаков дисфункции головного мозга. Первым эту точку зрения аргументировал И. Павлов, утверждая, что патологический очаг возбуждения, локализованный в мозге и вызывающий нарушение условно-рефлекторной деятельности, является анатомо-физиологической причиной рассматриваемого недуга.

У людей вследствие злоупотребления наркотиками, принятия алкоголя, лечения некоторыми лекарственными препаратами, при болезни Альцгеймера, атеросклерозе могут возникать кратковременные приступы бреда преследования.

Симптомы мании преследования

Каждый человеческий субъект воспринимает реальность через призму собственной индивидуальности. В силу различных недугов психики некоторые личности могут утрачивать адекватное восприятие действительности. Нарушения психических процессов могут вызывать возникновение различных фобий и маний, так, например, часто шизофрения мания преследования идут «рука об руку».

В медицине принято называть описываемый недуг термином «бред преследования». Бред являет собой дисфункцию мыслительной деятельности, из-за которой возникают ошибочные идеи, полностью завладевающие сознанием индивида. Такие нарушения не подвластны корректировке извне. Другими словами, заболевшему человеку невозможно объяснить неадекватность его восприятия реальности. Идеи людей, страдающих бредом преследования, базируются на ложных посылах, которые в медицине именуются «кривой логикой».

Мания преследования может быть самостоятельным симптомом или являться проявлением иной патологии.

Состояние бреда преследования характеризуется рядом специфических отличий:

— расстройство адаптации (больной не может нормально функционировать и жить в социуме);

— невозможность корректировать извне;

— является нарушением, а не плодом фантазии человека;

— присутствует придумывание различных фактов о реальности.

Как называется мания преследования, одним словом? По сути своей описываемый недуг является паранойей, которая полностью захватывает человеческое сознание. Под воздействием бредового состояния человек может отказываться делать привычные действия, например, отказываться от пищи, полагая, что она отравлена. Заболевшие могут опасаться переходить дорогу, думая, что их хотят задавить. Людям, страдающим манией преследования, кажется, что опасности подстерегают их на каждом шагу, что бандиты только ждут шанса навредить им или даже убить. Их невозможно разубедить в их верованиях. Поэтому врачи, отвечая на вопрос: «как вести себя с больным манией преследования», советуют при появлении малейших признаков, позволяющих подозревать, что у близкого человека шизофрения мания преследования, незамедлительно отвести такого человека к психиатру.

Итак, основные симптомы мании преследования таковы: навязчивые мысли об угрозе жизни и преследовании, патологическая ревность, недоверие, агрессивность, тревожность.

В процессе развития описываемой патологии, бредовое состояние приобретает разнообразные формы. Больные могут опасаться отдельного аспекта жизни. Некоторые страдающие манией преследования могут четко определить дату начала гонения, результаты вредительства, что свидетельствует о высоком уровне систематизации бреда.

Бредовое состояние развивается постепенно, по мере развития «источник» угрозы может меняться. Вначале больной может бояться только супруга, считая именно его главным злодеем, затем предубеждение может появиться против соседей или других людей из его окружения. В больном воображении человека в состоянии бреда все больше людей становится участниками заговора против него. Со временем мышление становится очень обстоятельным, больные с детальной точностью описывают мнимые покушения. Сами описания при этом деструктурированые, они могут уделять равное внимание второстепенным моментам и важным фактам.

В дальнейшем наблюдаются изменения личности человека. Больные люди становятся напряженными, агрессивными, настороженными. Они совершают вещи ранее им несвойственные, нехотя отвечают на вопросы о причинах и цели подобного поведения.

Как вести себя с больным манией преследования? В первый черед, не нужно стараться переубедить его. Необходимо понимать, что больной осознать истинное положение вещей не в силах. В такой ситуации единственным верным решением является консультация психиатра.

Лечение мании преследования

Чтобы ответить на вопрос: «как избавиться от мании преследования» вначале необходимо поставить точный диагноз.

Диагностировать манию преследования можно после тщательного изучения клинической картины недуга и анамнеза больного, беседы с родственниками больного для максимально точного описания проявлений, выявления наличия вредных пристрастий (в особенности наркомании и алкогольной зависимости) и заболеваний сосудов головного мозга, исключения либо подтверждения наличия иных патологий психики, проведения электроэнцефалографии, компьютерной томографии мозга, рентген исследования.

Как лечить манию преследования?

Лечение описываемой патологии обычно проводится в условиях стационара. Оно включает в себя медикаментозную терапию: транквилизаторы, успокоительные средства, психотропные препараты, психотерапию (семейную когнитивно-поведенческую) в особо тяжелом течении – электрошоковую терапию. В семейной терапии участие принимают все члены семьи.

Для благоприятного исхода важен систематический прием лекарственных препаратов, в противном случае недуг может иметь рецидивы.

Кроме того, нужно учитывать, что чаще всего рассматриваемая патология спровоцирована определенными факторами, которые перед началом терапии необходимо устранить.

В случае особо тяжелого течения, если существует угроза нанесения вреда окружающими или себе самому, пациента направляют на лечение в специализированное учреждение. Зачастую заболевание принимает рецидивирующее течение.

При успешной медикаментозной терапии больному назначают реабилитационные процедуры.

Многих интересует, как лечить манию преследования при помощи народных средств. К сожалению, народная медицина бессильна в стадии рецидива. В периоды ремиссии и с профилактической целью можно принимать, предварительно согласовавши с врачом, разные успокоительные отвары, настои и чаи.

Как избавиться от мании преследования

Содержание статьи:

  1. Описание и развитие
  2. Причины возникновения
  3. Основные симптомы
  4. Способы борьбы
    • Медицинские препараты
    • Психотерапевтическая помощь

Мания преследования — это нездоровое проявление психики, связанное с расстройством деятельности головного мозга. В таком состоянии человеку кажется, что его постоянно кто-то преследует, чтобы причинить вред или даже убить. Воображаемым обидчиком могут быть люди или животные, какие-либо предметы, которые нередко в болезненных домыслах становятся воодушевленными.

Описание и механизм развития мании преследования

Мания (бред) преследования относится к одному из тяжелейших психических заболеваний. Впервые описана французским врачом Эрнестом Шарлем Ласегом в 1852 году. В психиатрии рассматривается как проявление паранойи («околомышления») — хронического психоза, который, как правило, проявляется в зрелом возрасте. В таком бредовом состоянии индивид болезненно подозрителен, ему постоянно кажется, что за ним следят.

Любой незнакомый человек, что-то сказавший или бросивший случайный взгляд на параноика, может быть расценен как заговорщик, который строит козни. Допустим, страдающий манией преследования в период обострения болезни пошел в кинотеатр. Вокруг сидят, разговаривают, перешептываются, смеются люди. Гаснет свет, начинается фильм. А ему кажется, что все в зале настроены к нему враждебно, покушаются на его жизнь. Ему тревожно, психика не выдерживает, он встает и уходит посреди фильма.

Другие публикации:  Депрессия одиночество помогите

Однако поведение и логичность мышления больного манией преследования нередко выглядят со стороны вполне нормальными. Он отдает отчет в своих действиях, а его болезненные, нереальные мысли «дружат» с окружающей его обстановкой. Близкие и знакомые могут даже не догадываться о параноидальном состоянии своего родственника и друга. Болезнь точит его изнутри, но внешне он старается не проявлять своего страха.

Известный русский физиолог И. П. Павлов считал, что такой бред связан с отклонениями в деятельности головного мозга. Эта хроническая патология, если уже проявилась, сопутствует человеку до конца его дней. Острые приступы мании преследования, когда возрастает тревожность и необходимо медикаментозное лечение, чередуются периодами ремиссии. В такие моменты страдающий бредом гонения чувствует себя относительно спокойно.

Специалисты из Американской психиатрической ассоциации полагают, что 10-15% населения планеты страдает параноидальными мыслями. Если они часты, закрепляются в сознании, развивается мания преследования. Довольно широко распространена она среди пожилых людей, особенно страдающих болезнью Альцгеймера (старческое слабоумие, ведущее к потере памяти).

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), таких в мире 44 млн. Большинство проживает в Западной Европе и США. Только в Штатах насчитывается 5,3 млн человек возрастом 75-80 лет.

Причины возникновения мании преследования

Причины мании преследования, почему и как она развивается, психиатры точно сказать не могут. Одни считают, что вина кроется в дисфункции отделов головного мозга, отвечающих за условно-рефлекторную деятельность. Другие видят проблему в центральной нервной системе. В ее особенном строении, отличном от так званой «нормы», скрыты «подводные камни», которые приводят к отклонениям в работе ЦНС и, как следствие, психическим заболеваниям.

Считается, что экстерналы — люди, которые не умеют критически оценивать свое поведение и во всех своих грехах винят кого угодно, но только не себя, — более подвержены навязчивым мыслям. Те же, кто считает, что все происходящее с ними зависит от личных качеств (интернальный тип личности), практически не болеют манией преследования.

Чаще всего бред гонения развивается у людей, страдающих тяжелыми психическими заболеваниями, осложненными параноидальным синдромом. Последний характеризуется тревожным подавленным настроением, когда полубредовые идеи воплощаются в какую-либо конкретную форму и связаны со слуховыми галлюцинациями, особенно проявляющимися с наступлением темноты.

Допустим, человек находится дома, а вечером во дворе шумят детские голоса. Ему же кажется, что за ним пришли и говорят о нем что-то нехорошее. Голова вроде бы и работает, а вот чувства отказывают. В глубине души он понимает, что это совсем не так, но ничего поделать с собой не может. Такое состояние сказывается на его самочувствии самым ужасным образом.

Проведенный в США анализ больных шизофренией параноидального типа, когда бред сопровождается слуховыми или зрительными галлюцинациями, показал, что такие особы, как правило, находятся в плену у своих навязчивых мыслей. Им всегда кажется, что за ними кто-то постоянно следит и хочет воздействовать на них физически, сделать что-то ужасное.

Среди шизофреников, страдающих бредовыми идеями, больше женщин. Мужчины тут отдали им «пальму первенства». С чем это связано, точно неизвестно, возможно, с большей чувственностью женской нервной системы. Представительницы слабого пола тяжелее переживают свои личные неудачи, нередко зацикливаются на них. Эта «долгоиграющая эмоциональная пластинка» может выродиться в психоз с навязчивыми мыслями. А тут уж совсем недалеко до крайне болезненного состояния — мании преследования.

Существует много разных причин мании преследования. К факторам риска, при которых эта болезнь может возникнуть и обрести стойкую, хроническую форму, следует отнести:

    Генетическая предрасположенность. Если родители страдали серьезными психическими расстройствами, сопровождавшимися «бзиком гонения», это может передаться по наследству.

Постоянный стресс. Допустим, вечные переживания в детстве из-за скандалов в семье. К подростковому возрасту это уже стало нормой и перешло во взрослую жизнь. Мысли все время крутятся в одном направлении, становятся навязчивыми до бреда.

Психозы. Когда психика неустойчивая, часты нервные срывы. Они сопровождаются потерей душевного равновесия и неадекватной поведенческой реакцией. Потом такое поведение тяжело переживается. Если личность экстернального типа, она может зациклиться на своих переживаниях. А навязчивое состояние — это преддверие мании преследования.

Насилие. Если человек длительное время испытывает физическое насилие, у него появляется ужас перед насильником. Эта негативная эмоция закрепляется мыслью о постоянном преследовании.

Тревожное состояние. Человек все время в тревоге, подозрителен и пуглив, оглядывается по сторонам, мысли путаются, кругом ему видятся обидчики.

Параноидная шизофрения. Характеризуется слуховыми и зрительными галлюцинациями, при которых развивается мания преследования. Это уже хроническое заболевание, требующее неотложного медикаментозного лечения.

Старческое слабоумие. У людей пожилого возраста нередко ослабевает умственная деятельность, например, при болезни Альцгеймера, что ведет к появлению навязчивых мыслей, сопровождающихся бредом преследования.

Алкоголизм, наркомания. Вторая и третья стадия заболевания сопровождается психическими расстройствами, когда появляются бредовые идеи преследования. Особенно это характерно при галлюцинозе — резком прекращении употребления спиртного или наркотиков. Сознание вроде бы ясное, а психика надорвана, настроение тревожное, сумеречное.

Передозировка лекарств. Особенно психотропных, которые применяются при лечении психических заболеваний. Большая доза вызывает слуховые и зрительные галлюцинации, которые нередко сопровождаются манией преследования.

Болезни головного мозга. Левое полушарие отвечает за мыслительный процесс. Если, допустим, вследствие травмы оно повреждено, происходит сбой в его работе. Это может вызвать бредовое состояние, когда больному будет постоянно казаться, что за ним, например, кто-то гонится.

Травмы головы. Повреждение головного мозга может привести к разладу работы левого полушария, отвечающего за мыслительные процессы и речь. Это чревато появлением «непродуктивных» навязчивых мыслей — мании преследования.

  • Атеросклероз. При этом заболевании уменьшается эластичность, проходимость кровеносных сосудов из-за отложения в них холестерина. Увеличивается нагрузка на сердце, что приводит к тревожному состоянию, когда могут появиться навязчивые мысли.
  • Основные симптомы мании преследования у человека

    Иногда с манией преследования живут годами, и далеко не всегда окружающие могут догадываться о болезни. Человеку тревожно, но он умеет держать на контроле свое поведение, отдавая себе отчет, что мысли его ложны. В таком пограничном состоянии, когда психика серьезно нарушена, но не было «приводов» в психбольницу, личность может быть вполне успешной как на работе, так и в личной жизни.

    Однако в большинстве случаев симптомы мании преследования имеют явные проявления, по которым можно судить, что с человеком неладно и ему нужна медицинская помощь. Такими признаками бредового, болезненного состояния являются:

      Навязчивые мысли об угрозе жизни. Мужчине или женщине постоянно кажется, что кто-то или что-то им угрожает, нехорошие «человеки» (предметы) хотят лишить жизни. Такие люди становятся крайне подозрительными и замкнутыми, ограничивают круг своего общения.

    Подозрительность. Когда личность находится постоянно в тревожном, подавленном состоянии. Допустим, не ладится в семье или на работе. Мрачные мысли становятся навязчивыми и могут стать бредовыми, когда все люди кажутся подозрительными и врагами.

    Мнительность. Таких людей по типу характера относят к психостеникам. Вечное «копание» в собственных переживаниях в сочетании с низкой самооценкой нередко заводит в «дебри» навязчивых идей. Проявляться они могут как мания преследования.

    Гипертрофированное чувство ревности. Когда муж чрезмерно ревнует жену, все мужчины ему подозрительны, они хотят разрушить семью. Он начинает следить за своей половиной. Это уже паранойя — бредовые мысли преследования при стойком ясном сознании.

    Агрессивность. Нередки случаи, когда ненависть к людям трансформируется в навязчивое состояние, становится бредом. Индивиду постоянно кажется, что все кругом враги и хотя ему зла.

    Неадекватное поведение. Странности в поступках бросаются в глаза. Допустим, обратился к человеку с вопросом, а он сторонится, смотрит враждебно. Большая вероятность, что личность во власти бредовой идеи преследования. Все люди кажутся такому недругами, которые его «сглазят».

    Расстройство умственной деятельности. Нередко возникает у пожилых людей возрастом за 65 лет, хотя диагностируют более ранние случаи. Недуг связывают с процессами, происходящими в головном мозге при старении, например, при болезни Альцгеймера, когда теряется память.

    Неприспособленность. Человек не «вхож» в социальную среду, так как из-за постоянного страха, что его, допустим, могут убить, отказывается с кем-либо контактировать.

    Жалобы. Страдающий манией преследования может писать апелляции в разные государственные органы. Например, человек подозрительно относится к своим соседям и постоянно пишет на них петиции, что они обокрали в его отсутствие квартиру или подвал.

    Бессонница. Человека мучают мысли, что даже во сне ему сделают плохо. Страх быть застигнутым врасплох не дает уснуть.

    Суицидальное поведение. В результате таких тяжелых заболеваний, как алкоголизм и наркомания, которые зачастую сопровождаются бредом, особенно при так званом «отходняке» — резком прекращении употребления спиртного или наркотиков, больным часто кажется, что их преследуют. Заканчивается это трагически, допустим, они могут выпрыгнуть из окна или повеситься.

  • Шизофрения. Эта болезнь бывает приобретенной или наследственной. Часто развивается параноидально, когда слуховые и зрительные галлюцинации сопровождаются тревогой, что какие-то личности или даже предметы следят, желают плохого.
  • Способы борьбы с манией преследования

    Психическое расстройство, сопровождаемое приступами безумия, когда больному кажется, что его постоянно травят, опасно для окружающих. Что делать при мании преследования, совет однозначный: необходимо стационарное лечение. Только врач-психиатр после детального ознакомления с анамнезом пациента назначит соответствующий курс врачевания.

    Лечение мании преследования медицинскими препаратами

    Хотя это психическое заболевание изучено довольно досконально, нельзя сказать, что есть радикальный способ избавления от него.

    Как правило, назначаются лекарственные средства психотропного действия, они помогают избавиться от тревожного состояния, снимают страхи и улучшают сон. Например, нейролептики подавляют бред, транквилизаторы снимают тревожное состояние, антидепрессанты улучшают настроение, нормотимики делают его стабильным.

    К таким относятся Флюанксол, Трифтазин, Тизерцин, Этаперазин и некоторые другие. Это препараты последнего поколения. От их приема вредный побочный эффект, допустим, вялость, головокружение, проблемы с желудком, совсем незначителен.

    Как избавиться от мании преследования, может помочь электросудорожная терапия (ЭСТ). Применяется только в том случае, когда иные способы лечения неэффективны. Суть метода: к головному мозгу подключают электроды и пропускают электрический ток определенной величины. Существенный недостаток — пациент может потерять память. Потому без согласия больного или его близких такой способ не применяется.

    Страдающим шизофренией, отягощенной манией преследования, могут назначить лечение инсулином. Некоторые психиатры полагают, что инсулиношоковая терапия помогает остановить развитие болезни. Однако вопрос этот спорный.

    Больному делают инъекции препарата, каждый раз увеличивая дозу, пока он не впадет в кому. Затем вводят глюкозу, чтобы вывести из этого состояния. Метод крайне опасный, существует вероятность смертельного исхода. Потому в последнее время используется очень редко.

    Психотерапевтическая помощь при мании преследования

    Методы психотерапии при лечении мании преследования бессильны, но они вполне подойдут после основного курса врачевания как помогающие больному вписаться в социальную среду, откуда «выкинула» его болезнь. Психолог, пользуясь различными методиками, например, гештальттерапии, вырабатывает и старается закрепить в сознании пациента установку на безбоязненный контакт с людьми.

    После психотерапевтических сеансов нужна помощь социального работника. Он должен постоянно навещать больного дома, наблюдать за его состоянием и оказывать ему необходимую поддержку. И тут неоценимо содействие близких. Без их доброжелательного участия период ремиссии — ослабления болезни, когда самочувствие страдающего манией преследования улучшается, просто невозможен.

    Как избавиться от мании преследования — смотрите на видео: